Бизнес-кредиты: может ли политика Центробанка удешевить их? - АНАЛИЗ

Бизнес-кредиты: может ли политика Центробанка удешевить их? - АНАЛИЗ

В ходе заседания правительства, прошедшего 13 января при Президенте Азербайджана Ильхаме Алиеве и посвященном обсуждению итогов 2019 года, прозвучала очень важная мысль. Ознакомившись с докладом председателя правления Центрального банка Азербайджана (ЦБА) Эльмана Рустамова о проделанной в прошлом году работе и прогнозах на 2020 год, глава государства сказал: «По мере снижения учетной ставки, процентные ставки, предоставляемые частыми банками, приблизятся до уровня льготных кредитов».

По сути это четкая установка от Президента руководству Центробанка в рамках реализации кредитно-денежной политики. 

При этом стоит отметить, что ситуация в финансовом секторе страны выглядит надежно. В 2019 году инфляцию удалось удержать на уровне 2,6%. Параллельно был исполнен  очень крупный социальный пакет и проведена реструктуризация кредитов. 

Валютные резервы в пять раз превысили внешний долг, а стерилизация на рынке избыточной валюты дала более 700 млн долларов.

Денежная политика была нацелена на стимулирование реального сектора. В 2018-2019 годах учетная ставка была снижена вдвое — с 15 до 7,5%. Причем только в прошлом году ее размер пересматривался Центробанком семь раз.

Но несмотря на это, банки все равно предпочитают выдавать потребительских кредитов больше. Так, объем ссуд, предоставленных хозяйствующим субъектам, вырос на 11%, тогда как потребительские кредиты увеличились на более чем 20%. 

И вот тут важно отметить несколько аспектов. 

Если говорить об устойчивости азербайджанской финансовой системы без цифр, то получается следующая картина: мы имеем профицитный платежный баланс, устойчивый курс национальной валюты, адекватные монетарные условия и низкие инфляционные ожидания. Однако все это привязано к таким среднесрочным внешним рискам, как замедление глобального экономического роста, волатильность цен на энергоносители и продолжение роста цен на мировом продовольственном рынке.

На этом фоне ЦБА придется и дальше предоставлять банкам дополнительные денежные ресурсы и смягчать кредитно-денежную политику посредством снижения ставки рефинансирования. То есть, делать то, что и ведущие центробанки зарубежных стран — стимулировать собственные рынки, совершая денежные инъекции и снижая процентные ставки. По мнению ведущих зарубежных аналитиков, эта глобальная тенденция продолжится и в 2020 году.

Здесь уместен следующий вопрос: соответствует ли аналогичная политика Центрального банка Азербайджана общемировой тенденции смягчения кредитно-денежной политики или вытекает из реалий только лишь азербайджанского финансового рынка?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, следует понять, насколько экономика нашей страны в целом и финансовая система — в частности, защищены от рисков извне. 

Но сначала о ситуации в мире. Мировую экономику лихорадит, причем серьезно. Об этом не говорят разве что ленивые. Вот и в представленном на днях ежегодном докладе департамента ООН по экономическим и социальным вопросам и Конференции ООН по торговле и развитию сказано, что в 2019 году рост мирового валового продукта снизился до рекордного за последние 10 лет уровня. То есть, в последний раз такая ситуация наблюдалась во время мирового финансового кризиса 2008-2009 годов. Правда, в ООН оговорились, что в нынешнем году возможен небольшой рост — до 2,5%, но при этом сразу же отметили, что на инвестиционные планы ведущих стран мира «продолжат влиять непредвиденные политические обстоятельства». Абстрактная формулировка, согласитесь. Хотя бы потому, что зачастую эти самые «обстоятельства» как раз и формируют ведущие страны мира. 

Политика зарубежных Центробанков весьма понятна. Когда в 2008 году стало ясно, что мир скатывается в серьезный финансовый кризис, Федеральная резервная система (ФРС) США, Банк Англии, Европейский центральный банк (ЕЦБ), а также ЦБ Канады, Швейцарии и Швеции объявили о cкоординированном снижении учетных ставок. В октябре 2008-го ФРС США снизила учетную ставку на 0,5 процентных пункта — до 1,5%, ЕЦБ — до 3,75%, Банк Англии — до 4,5%, Банк Швеции — до 4,25%, Банк Канады — до 2,5%, ЦБ Швейцарии — до 2,5%. При этом во всех случаях снижение ставки было осуществлено именно на 0,5 п.п. Более того, политика уменьшения учетной ставки продолжилась. В результате с кризисом вроде бы удалось справиться, но, пытаясь устранить его последствия, регуляторы так и не отказались от политики смягчения ставки рефинансирования. Когда же ситуация в экономике стала улучшаться, дошло до того, что впервые в истории мирового капитализма на финансовых рынках стали применяться отрицательные ставки.

Впервые эту практику применила после 2008 года Швеция. Центробанк этой страны определил для коммерческих банков плату за те деньги, которые были выше обязательного порога резервирования и пассивно хранились на корреспондентских счетах. Считалось, что банкам станет невыгодно оставлять деньги на пассивах, и они направят эти средства в реальный сектор экономики. Проще говоря, схема выглядела следующим образом: не кредитуешь предпринимателей, а просто хранишь деньги на счетах, — плати за это. 

Такая политика дала свои определенные плюсы. Когда кризис охватил всю Европу и ослабил евро, инвесторы стали искать наиболее надежные активы, в которые могли бы вложиться. Таковыми оказались депозиты в швейцарских франках в швейцарских же банках. В Швецию потекли деньги. Причем в таком объеме, что в 2012 году банкам этой страны тоже пришлось применить отрицательную ставку. Это делалось для того, чтобы спасти франк от чрезмерного укрепления.

В том же году аналогичную практику применил Центробанк Дании. Не говоря уже о ЕЦБ, который установил в 2013 году нулевую ставку по депозитам и объявил о запуске программы количественных смягчений, то есть, денежного стимулирования экономики. Напечатанные евро не вливались в реальный сектор, не попадали напрямую на потребительский рынок, поэтому инфляционного всплеска не произошло. Наоборот, они оседали в банковской системе в виде депозитов. Средств становилось больше, их стоимость падала, а реальные (то есть с учетом инфляции) процентные ставки по кредитам продолжали уходить в минус. 

Сегодня, спустя несколько лет, ситуация на мировых финансовых рынках не улучшилась. Скорее, наоборот. Поэтому центробанки США и еврозоны продолжают расширять балансы и уменьшают давление на ставки. Правда, в текущем месяце Банк Англии может вновь снизить ставку, а Китай начал 2020 год с понижения коэффициента резервов, который фактически высвободил для экономики 115 млрд долларов. По мнению аналитиков, Китай в этом году возглавит парад ликвидности, закачав в экономику 460 млрд долларов. А вливания со стороны американского ФРС вырастут до 350 млрд долларов, что более чем в 10 раз превысит показатель за 2019 год. В тоже время Европейский ЦБ вложит в экономику около 270 млрд долларов после откачки 100 млрд в прошлом году. Теперь даже правительство Германии может пойти на рост расходов. Наконец, в декабре 2019 года Кабинет министров Японии осуществил стимулирующие меры в объеме 122 млрд долларов. 

Почему мы столь подробно остановились на политике регулирования ведущих центробанков мира? Дело в том, что в предверии кризиса все они пошли на уменьшение учетных ставок и стимулирование экономики путем вливания дополнительных средств для бизнеса. Началась эта история с 2008 года и продолжается по сей день. но уже со знаком минус.

Что делал Центральный банк Азербайджана в этот же период? Как мы указали выше, с 2018 года регулятор применил политику снижения учетной ставки. Не поздно ли?

Но в Центробанке считают, что данные меры были предприняты вовремя. Поскольку, по словам главы этой структуры, в целом видно «влияние этой политики и к общим процентам».

Э.Рустамов отметил, что за последние два года процентная ставка снизилась, по бизнес-кредитам — на 5 процетных пункта, примерно с 16 до 11%.

«И в других направлениях (кредитования) мы видим постепенное снижение процентных ставок. Естественно, этот уровень нас еще не удовлетворяет и работа в этом направлении будет продолжена», — заявил председатель правления ЦБА. 

Причина неудовлетворенности ЦБА уровнем ставки рефинансирования ясна. Однако дело не столько в ее уровне, сколько в том, что в отличие от стран с развитой рыночной экономикой, где от этого показателя реально зависит стоимость денег, в Азербайджане ситуация несколько иная. Доля централизованных ресурсов в общей капитализации частных банков настолько недостаточна, что любое подобное решение ЦБА носит больше сигнальный характер и существенного воздействия на денежный рынок не оказывает. Действенным же, к примеру, могло стать решение этой структуры применить в Азербайджане модель, апробированную в Швеции в 2008 году. Действительно, что мешает ЦБА взимать с коммерческих банков плату за те деньги, которые выше обязательного порога резервирования, но пассивно хранятся на корреспондентских счетах? Ведь сегодня азербайджанские банки буквально лопаются от ликвидности, но все равно опасаются выдавать бизнес-кредиты, отдавая предпочтение ритейлу.   

Что касается 11-процетной ставки по бизнес-кредитам. На самом деле сложно сказать, откуда взята эта цифра, поскольку сегодня ни один банк не выдаст предпринимателю  деньги под такой процент. Реальные показатели гораздо выше. А учитывая шаги регулятора, процентные ставки в банках не скоро достигнут 6% годовых — именно по такой ставке выдаются льготные кредиты государства.  

Рауф Насиров


Источник: oxu.az
03:50
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Читайте также