"Что и требовалось подписать" - по следам статьи Андрея Колесникова о встрече Алиев-Путин-Пашинян в Москве


"Что и требовалось подписать"
- по следам статьи Андрея Колесникова о встрече Алиев-Путин-Пашинян в Москве

Итоги прошедшей накануне в Москве встречи лидеров Азербайджана, России и Армении, а равно и подписанное ими совместное заявление будут обсуждать еще долго — но не менее интересно, как освещали происходящее в российских СМИ. Сотни новостных заметок, репортажей, комментариев — но особняком стоит материал, который опубликовала газета «Коммерсант», точнее ее специальный корреспондент Андрей Колесников.

Колесников — пожалуй, самый успешный российский журналист последних десятилетий. Он стал известным благодаря своим колонкам и статьям в «Коммерсанте», многие из которых были посвящены деятельности Владимира Путина и освещению его поездок и встреч. Будучи корреспондентом кремлевского пула, Колесников всегда имеет доступ если не к самому российскому президенту, то уж точно — к его ближайшему окружению. Возможность узнать что-то, что пока неизвестно его коллегам, а также уникальный авторский стиль сделали Колесникова главной звездой «Коммерсанта», а его заметки — чуть ли не главными текстами, посвященными тем или иным актуальным событиям. Многие полагают, что тексты Колесникова даже отражают неформальное настроение в Кремле.

Возвращаясь к прошедшей накануне встрече в Москве, стоит обратить внимание на то, какой ее увидел «Коммерсант» глазами Андрея Колесникова. Одно название его статьи говорит о многом: «Что и требовалось подписать». Это первый (но далеко не последний) намек российского журналиста на то, чем по сути были переговоры в Москве: Пашиняна привезли в Россию подписать то, что от него требовал Азербайджан.

Описывая начало встречи, Колесников обращает внимание на панику, которую испытывал армянский премьер. «Пашиняну принесли его портфельчик, из которого он еще до того, как стал говорить Владимир Путин, начал почти лихорадочно доставать какие-то бумаги, не зная, видимо, что сразу после приветственного слова президента России все они перейдут в соседнее помещение, где уже накрыто, и что бумаги придется опять собирать в портфельчик», — пишет он, видимо проводя параллель между Пашиняном и школьником-двоечником, которого привели, чтобы отчитать за плохое поведение.

«Ильхаму Алиеву никакие бумаги были не нужны: у него все было как обычно в голове», — добавляет Колесников, - «Да и разве трудно было помнить названия отвоеванных районов Нагорного Карабаха? А ничего существенней для него по понятным причинам быть не могло. И цель переговоров для него состояла в том, чтобы еще фундаментальней зафиксировать свою победу.»

Строчка за строчкой, абзац за абзацем Колесников описывал фиаско Пашиняна в Москве. Он отмечает, что до поездки Воваевич рассказывал, как будет биться за «пленных армянских львов» — имеются в виду задержанные в Ходжавендском районе уже после войны более 60 армянских диверсантов. «При посредничестве России произведен обмен пленными и телами погибших», — сказал Путин. Последняя фраза могла быть позже истолкована так, что обмен, по мнению российской стороны, завершен. Пашинян на переговорах, которые будут продолжаться еще почти четыре часа, будет настаивать на новых обменах", — пишет Колесников. Буквально в следующих абзацах он метко опишет крах его, Пашиняновских, надежд:

"​Через четыре часа закрытых переговоров три их участника вышли… хотел написать к прессе, но ведь прессы там никакой не было. То есть они вышли к микрофонам. И это было интересно. Ведь, по информации «Ъ», армянская сторона до начала переговоров категорически отказывалась от каких бы то ни было заявлений и подписания любых документов. А теперь и документ, как выяснилось, будет подписан. Это говорило о том, что с Николом Пашиняном в Москве оказалось не так уж и сложно совладать. И теперь они стояли втроем у микрофонов, не соблюдая уже никакой дистанции, и первым говорил опять господин Путин (а господин Пашинян, готовясь к собственному выступлению и, видимо, нервничая, активно гладил себя по обоим бокам и карманам)".

Журналист отмечает миролюбивый характер заявлений, которые сделал в Москве Президент Ильхам Алиев, выделяя слова главы государства о том, что нагорно-карабахский конфликт, как говорили и азербайджанский, и российский лидеры, остался в прошлом.

«На этих словах Никол Пашинян даже отвернулся и потупил глаза. Ему не нравилась эта идея. Он не считал, что все это теперь в прошлом, в том числе, значит, и он сам. И премьер Армении перед тем, как начать говорить, глубоко и тяжело вздохнул», — добавил Колесников.

Видно, что российского журналиста откровенно смешит, как мялся и пытался оправдываться Никол Пашинян — настолько, что армянский премьер снова заговорил о проблеме «статуса Карабаха». "​Для Ильхама Алиева такого вопроса-то нет. А Никол Пашинян хотел сказать, маясь и выбирая выражения, что для него и его страны ничего не закончилось, а просто стрелять перестали — видимо, на время. Но это были слова для внутреннего употребления, то есть для Армении. На самом-то деле его сегодня опять уговорили по всем пунктам, по каким хотели", — подчеркивает Колесников.

Добавлю, что Пашиняна не просто уговорили, а приговорили. Президент Ильхам Алиев и Владимир Путин предстали на встрече в Москве двумя взрослыми, которые решают, что делать с невоспитанным мальчишкой — премьер-министром Армении. Он не захотел по-хорошему и получил по-плохому.

Школьник Пашинян выслушал мудрых, умных людей, собрал бумажки в свой портфельчик, а взрослые остались решать дела. Дела, которые важны для миллионов людей во всем нашем регионе. Дела, благодаря которым Южный Кавказ станет крупным экономическим и транзитным центром. Дела, от которых выиграют все — даже школьник Пашинян и его Армения, если у них хватит здравого смысла это понять.

Эмин Алиев,
главный редактор Day.Az


Источник: day.az
15:30
27
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.