Кямран Рустамов: "Между российским и азербайджанским народом всегда складывались близкие отношения"

Кямран Рустамов: "Между российским и азербайджанским народом всегда складывались близкие отношения"

В студии «Вестника Кавказа» побывал доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель наук Азербайджанской Республики, иностранный член Российской академии архитектуры и строительных наук Кямран Рустамов. Мы побеседовали с Кямраном Энверовичем об исторических истоках современных российско-азербайджанских отношений, раздражающих факторах в контактах Москвы и тюркского мира, а также об основаниях, на которых должно строиться будущее мирного и стабильного Южного Кавказа.

— Кямран Энверович, уже традиционно президенты России и Азербайджана Владимир Путин и Ильхам Алиев оценивают отношения двух стран как стратегическое партнерство. Какова историческая подоплека этих позитивных российско-азербайджанских связей, которые существуют сегодня?

— Азербайджан и Россия почти 200 лет находятся в одном историко-географическом пространстве — и всегда между российским и азербайджанским народами на всех уровнях, на всех этажах власти и просто между обычными людьми складывались близкие, братские отношения. Поэтому сегодня межгосударственные отношения России и Азербайджана находятся в прогрессе, развитии. Мы соприкасаемся по очень многим международным проблемам, и не только региональным.

Надо, конечно, отметить, что во времена Российской Империи отношение властей к азербайджанскому народу было не самым хорошим. К примеру, на территории Баку было построено огромное количество церквей, включая известный Александро-Невский собор и армянскую церковь, но всего одна мечеть — знаменитая Тезе Пир, возведенная на деньги Набат Ашурбековой вдалеке от центра. Кроме того, простых азербайджанцев долго не брали в армию, служили только представители высшего сословия, и лишь в 1914 году, наряду с другими мусульманскими народами Кавказа, азербайджанцы начали нести службу в рядах «Кавказской туземной конной дивизии» («Дикой дивизии»). Эти же воины сыграли очень большую роль в 1918 году в освобождении Баку от дашнакско-шаумяновской группировки.

Все переменилось в 1920 году, когда Азербайджанская Демократическая Республика была присоединена к России — после этого произошла мощная, я сказал бы, просветительно-научная интервенция русской науки и образования в Азербайджан. За очень короткий период времени в Азербайджане была полностью ликвидирована безграмотность, открылись новые учреждения культуры, в частности, музеи, было восстановлено библиотечное дело — чуть ли не в каждом селе появились библиотеки. Именно ликвидация советскими властями безграмотности и унификация азербайджанского языка, перенесение его на книги, появление единого учебника — все это сыграло колоссальную роль в развитии азербайджанского языка. В Азербайджане открылся Азербайджанский драматический театр, ставший настолько известным, что в Шекспировском доме-музее есть фото актера Аббаса Мирзы Шарифзаде, в 1930-е годы игравшего в пьесах Шекспира на азербайджанском языке. 

Все прекрасно знают, какой вклад внес Азербайджан в победу в Великой Отечественной войне. Я бы хотел добавить к известным фактам об азербайджанском топливе для военной техники и героизме солдат-азербайджанцев одну значительную деталь: более 1,2 млн офицеров и солдат Советской армии были возвращены в строй в азербайджанских госпиталях. В то время огромного людского дефицита это было очень большое достижение.

После распада СССР очень важным было то, что сотни тысячи эмигрировавших азербайджанцев направились не в Турцию, не в Иран, а в Россию, сегодня живут и работают здесь, являются частью российского народа, делают очень многое, болеют как за свою родную страну, так и за Азербайджан. Для азербайджанцев, которые проживают в России, российско-азербайджанские отношения и их укрепление является главным приоритетом.

— Каково сегодня положение русского языка в Азербайджане?

— Простой пример: сегодня в Азербайджане на всех свадьбах обязательно поют русские песни, и самое поразительное, что поет молодежь, значит, они знают слова. Еще пример: мой русский друг был в Баку и рассказывал, как ему понравилось, что бакинская молодежь сидит на бульваре пьет чай,  - молодые ребята предложили ему чай, взяли свой стол, пододвинули к нему и сели с ним рядом. И он был чрезвычайно поражен их знанием русского языка и отношением к нему как к русскому.

Надо отметить, что в этом году в Баку было сложно поступить в русские школы из-за высокого конкурса, настолько там высок спрос на знание русского языка. Я всегда говорил, что русский язык очень важен для Азербайджана, в том числе потому, что обучить ему легче, чем английскому, ведь мы имеем соответствующую историю преподавания. Кроме того, Россия активно переводит мировую научную литературу, а значит, вкладываться в изучение русского языка в Азербайджане оправданно. И действительно, подавляющее большинство изучает русский язык как язык познания, недаром в свое время Гейдар Алиевич Алиев говорил, что Россия для Северного Азербайджана, когда эти территории были в составе этой страны, явилась мостом в европейскую цивилизацию.

— Если вернуться к вопросу истории контактов России с тюркским миром, то, по вашей оценке, что служило раздражающим фактором в этих контактах и мешало отношениям православного и мусульманского миров?

— В какой-то момент, когда Российская империя стала мощной державой, а Османская империя также распространилась на огромную территорию и выросла в могущественное государство, идеологам западного католического союза пришла идея: зачем нам воевать с Россией и с Турцией в отдельности, когда можно сделать так, чтобы они воевали между собой? Тогда и был изобретен раздражающий фактор — армянский вопрос. Появились «ходоки от армянского народа», хотя настоящий армянский народ к этим ходокам никакого отношения не имел (их история хорошо изложена в книге Филиппа Экозьянца «Исраэль Ори. Ларец Пандоры», вышедшая в этом году в Москве), и им было предложено обратиться с идеей создания армянского государства, в первую очередь, к Петру I.

На рубеже XVII-XVIII веков стали рисоваться карты «армянского государства», причем голландские, французские, английские, чтобы это хорошо звучало, ведь Петр I был неравнодушен к Западу. До XVI-XVII веков на картах Ближнего Востока Армении не было, и ее попросту нарисовали картографы, создав базу для обращения к российскому государю: посмотрите, кто мы и что мы. В письмах этих ходоков он именовался «О, великий Константин», так как была цель убедить Петра I, что Россия является правопреемницей Византии, ортодоксальной православной церкви, в связи с чем город Константинополь должен быть русским. А ведь Константинополь — это Босфорский пролив, то есть выход для российских кораблей из Черного моря в Средиземное и далее в Атлантический океан, что было стратегически важно для Москвы.

Петром I эти письма и карты были приняты за основу будущих военных действий на Юге. В первую очередь там писали, что главная дорога в Турцию будет пролегать через Южный Кавказ, в письмах говорилось, что на Южном Кавказе живет огромное количество тюркоязычных народов, которые будут поддерживать Османскую империю — а потому, чтобы создать платформу для южнокавказской дороги, надо переселить в этот регион огромное количество армян, в том числе в Баку, в Дербент, в Гиляны и так далее. В первом походе Петра I был захвачен Баку, но затем ситуация изменилась, так как Персия тогда была мощным государством, и российским силам пришлось покинуть эти места. Массовое переселение армян из Персии и Турции на Южный Кавказ произошло только при Николае I, когда русско-персидская война завершилась Туркманчайским договором.

Заметьте, Западу ведь уже удалось однажды добиться своей цели — в результате Первой мировой войны погибли и Российская Империя, и Османская Империя. Недавно я нашел такой характерный для того времени факт: во время Первой мировой войны военный министр Турции Энвер-паша встретился в Константинополе с русским послом Михаилом Гирсом и предложил ему заключить договор о союзничестве. Гирс отказался, сказав: «Мне не нужен союз, мне нужен Константинополь». То есть та старая идея все еще сохранялась. Чем это кончилось для России? Произошла революция, а выигранная война оказалась проигранной, был заключен Брестский мир. Османская империя тоже не пережила эту войну.

Что важно, совсем другая ситуация сложилась после Первой мировой войны, потому что Владимир Ленин понимал значимость Турции для России — именно он установил первые нормальные отношения с турецкой властью, Тимур Фрунзе был советником Ататюрка. Турецкой армии тогда удалось выбить всех интервентов и создать современное государство, Турецкую Республику. До этого был Севрский договор, территории Османской империи западные страны хотели разделить между собой, но когда Турецкая Республика появилась на сцене, созвали Лозаннскую конференцию и подписали Лозаннский договор, разрешивший все вопросы.

— И эта политика по провокации конфликтов между Россией и Турцией продолжается по сей день?

— Безусловно. Когда в Армении пришел к власти Никол Пашинян, я был глубоко убежден, что у него есть два варианта. Первый вариант — это освободить азербайджанские земли, получить максимально высокий статус Нагорного Карабаха в составе Азербайджана, заключить экономические договора и начать участвовать в мегапроектах по транспортной и энергетической инфраструктуре. Посылки такого варианта ясны: территория, на которой сегодня находится Армения, всегда жила в едином экономическом пространстве Южного Кавказа, а в вычлененном варианте Армянской ССР в Советском Союзе она существовала благодаря мощным дотациям — три к одному. Сегодня же Республика Армения не в состоянии развиваться, так как находится в транспортной изоляции, и никакие реформы тут провести нельзя, а живет страна лишь благодаря мощной экономической поддержке России. 

Но июльские провокации на границе с Азербайджаном показали, что Пашинян пошел по второму варианту, который выбрали стоящие за его спиной кукловоды — и это вновь цель столкновения России и Турции, теперь через вовлечение их в бойню на Южном Кавказе. Хорошо, что многие армянские историки и интеллигенты стали сейчас понимать, что армянский фактор был попросту использован для развала Советского Союза, и то, что навязанная тогда националистическая политика продолжает действовать, определяет ущербность и контрпродуктивность всего, что происходит в Армении по сей день.

— В основе игры на армянском вопросе лежит искажение и фальсификация исторических фактов. Одна из наиболее острых тем сегодня — это история Карабаха, на переписывании которой строят свою идеологию организаторы нагорно-карабахского конфликта. Каковы исторические факты о поселении армян в Карабахе в новое время?

—   В начале XVIII века Карабах был частью Гянджинского беглярбекства — в то время на этой земле были лишь маленькие поселения азербайджанцев и албанцев, никаких больших городов, ничего такого, где можно вести какое-либо масштабное хозяйство. Ситуация с заселением Карабаха стала меняться после 1736 года, когда в районе современного Сабирабада, тогда это местечко называлось Суговушан, как раз где сопрягаются воды Аракса и Куры, провел коронацию Надир-Шах. Гянджинский хан был категорически против этого, поскольку считал, что шахом может стать лишь представитель рода Сефевидов, в ответ Надир-Шах вычленил Карабах из Гянджинского беглярбекства.

В 1737 году создается Карабахское ханство со столицей в Шуше. Строится крепость Шуши, закладывается ее город, со временем она становится большим культурным и финансовым центром, там открываются банки, ведутся активные торговые отношения с Европой, Россией, Ираном, Турцией. По этой причине возникла потребность в трудовых мигрантах — и тогда-то в Карабах и стали переселяться армяне. Хан построил для них специальный поселок — Ханкенди, известный сейчас также как Степанакерт. Армяне жили именно в Ханкенди, а не в Шуше, в Шушу они ездили на работу. Поэтому, кстати, армянских церквей в Шуше не было, и первая церковь была построена там только после присоединения Карабаха к России. 

Но это переселение все же не было массовым, а массовое началось, как я уже говорил выше, при Николае I, после 1828 года — тогда не только в Карабахе, но и в Ереване, и в Нахичевани стали селиться армяне, которых перевозили из Османской империи и Персии (в книге председателя Тифлисского патриотического общества Николай Шаврова «Новая угроза русскому делу в Закавказье» сказано, что с 1828 года по 1830 год на казенные земли Елизаветпольской и Иреванской губерний официально было переселено более 40 тыс армян из Персии и свыше 84 тыс из Османской империи, общие масштабы переселения превысили 200 тыс человек. «В результате этих переселений в начале XX столетия из 1,3 млн армян, проживающих в Закавказье, более миллиона не являлись „коренным населением региона“ а были переселены нами», писал Шавров).

— Также армянские националисты постоянно подчеркивают невозможность армян и азербайджанцев жить вместе мирно. Но как на протяжении, получается, 160 лет, с 1828 года по 1988 год, жили армяне и азербайджанцы вместе на Южном Кавказе?

— Армяне и азербайджанцы почти все это время жили нормально. Были только два момента — это 1905 год, когда был спровоцирован армяно-азербайджанский конфликт, и 1918 год, когда были совершены армянскими националистами массовые убийства азербайджанцев. Причем заметьте, в обоих случаях это происходило в острых, стыковых ситуациях — революция 1905 года, революция 1917-1918 годов и гражданская война, то есть карту армянского вопроса каждый раз разыгрывают, чтобы усугубить внутрироссийские проблемы. То же самое произошло и с разжиганием нагорно-карабахского конфликта, ускорившего распад СССР — но за пределами этих провокаций, организованных извне, армяне и азербайджанцы жили рядом друг с другом, как и любые другие люди.

Роберт Кочарян в свое время, будучи в России, где армяне и азербайджанцы столько лет живут вместе, заявил, что «армяне и азербайджанцы являются генетически не совместимыми народами» — это фраза, которая подошла бы Йозефу Геббельсу, идеологу нацизма. Она стала, можно сказать, первым фашистским лозунгом армянских властей, сгенерировавшим нагорно-карабахский конфликт. Второй такой лозунг провозгласил Серж Саргсян, когда сказал: «До Ходжалов азербайджанцы думали, что мы не тронем мирное население — в Ходжалах мы поломали этот стереотип».

При этом азербайджанский народ никогда не объявлял армянский народ своим врагом. Армянская церковь по-прежнему стоит в центре Баку и находится в прекрасном состоянии. В Азербайджане живут армяне, и совершенно спокойно, никто с ними ничего не делает. Азербайджанцы всегда говорили, что мы можем вместе жить без каких-либо проблем. Этническая несовместимость — это ложная, геббельсовская идеология, которую опровергает сама жизнь.

Смотрите, в Баку в 1843 году жили только азербайджанцы, это показывают археологические исследования. Дело в том, что город находился внутри крепости, и там попросту негде было селиться мигрантам, все было застроено, люди жили веками в одних домах из поколения в поколение. Когда же стала развиваться нефтяная промышленность в Азербайджане, то началось строительство вне крепости, появились европейские кварталы, приехало огромное количество мигрантов. В результате в 1918 году азербайджанцев в Баку было всего 26%, а армян и русских вместе, то есть христианского населения, в два раза было больше. При этом никаких проблем между армянами и азербайджанцами не было.

За прошедшие два века мы кровью впитались друг в друга, у нас общая культура, общая кухня. В Баку никто даже не задумывался, кто какой национальности, не было деления ни по национальности, ни по религии, просто все жили одной семьей. Да, что касается религии, то я вспоминаю слова Далай-ламы: чтобы носить воду из реки, народы используют самые разные сосуды — но вода в них одна и та же. Недаром великий пророк Мухаммед сказал: «Ислам — это религия Адама, Авраама, Моисея и Иисуса», то есть мы не отрицаем никого и ничего. Мой тесть рассказывал, как однажды перед тяжелой битвой в Крыму армянин-бакинец позвал его помолиться в местную христианскую церковь, и он согласился. «Но ты же мусульманин?» — удивился тот, а тесть мой ответил: «Бог один, и дом у нас тоже один».


Источник: day.az
23:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Читайте также