Конвенция по Каспию как точка отсчёта нового этапа развития региона - ОБЗОР

Конвенция по Каспию как точка отсчёта нового этапа развития региона - ОБЗОР

Прошло более двух лет со времени подписания Конвенции о правовом статусе Каспия. Этот документ, признанный историческим на международном уровне, анонсировал начало нового этапа во взаимоотношениях стран каспийской пятерки и наращивания перспектив региональной интеграции.   

Конвенция стала большим достижением каспийской дипломатии и важным критерием регулирования двусторонних связей между пятью прибрежными странами. Каспийский формат периодически выступает в некотором роде резервной площадкой для нейтрализации  возможных противоречий между прикаспийскими странами, даже если эти противоречия возникли за пределами собственно каспийских интересов.  

После подписания Конвенции Каспийский регион стал аккумулировать и повышенную экономическую активность. В частности, с подачи Туркменистана на повестку вновь вышли транскаспийские инициативы. Стало наращиваться инвестиционное проникновение Китая в регион по маршруту проекта «Один пояс, один путь». Россия, Иран и Азербайджан продвигались в реализации транспортного коридора «Север-Юг. США и ЕС разрабатывали стратегии своего взаимодействия с Каспийским регионом, в том числе через призму таких проектов, как  C5+1, а также выступали с предложениями охраны стратегической инфраструктуры и поощрения гражданских инициатив. Не взирая на высокий уровень конкуренции в этом регионе, определивший свой статус Каспий продолжал позиционироваться как „море дружбы и партнерства“.   

Для Китая Азербайджан — ключевой игрок проекта „Один пояс, один путь“ — гонконгское издание

Однако обнуленный 2020-й год на волне COVID запустил перезагрузку мировых процессов, что находит отражение и в каспийской повестке, как через призму пострановой, так и в целом региональной ситуации. Одна из главных тенденций, рожденных  пандемией — цифровизация. Переходный период рассчитан на несколько лет. Весь мир пересаживается на цифровые платформы. В настоящее время цифровизация осуществляется на локальных уровнях, которые будут встроены далее в глобальные цифровые платформы.  

Под Каспийский регион, пронизанный сетью энергетических и транспортных коммуникаций, как с Востока на Запад, так и с юга на север, также создаются цифровые платформы, в том числе единые цифровые торговые платформы, которые позволят наблюдать целостную картину, повысить скорость и прослеживаемость грузовых потоков. Контролем  будут обладать  страны и центры,  опережающие в технологическом развитии. В частности, применительно к Каспийскому региону задействованы такие проекты, как „Содействие развитию зеленых портов и связанности в регионе Каспийского моря“, подготовка „дорожной карты“ процессов автоматизации и оцифровки морских портов, и другие. Эти проекты, в том числе курируемые ОБСЕ, нацелены на соединение Центральной Азии и Европы и развивают конкретные идеи для оцифровки торговли и повышения связности  — »на благо всех", как комментируют европейские чиновники. В этой ситуации, для прикаспийских стран в том числе, актуализируется задача освоения инноваций и в параллельном режиме сохранения собственной свободы и уникальности, в том смысле что Цифра может унифицировать и трансформировать многообразие Каспийского региона. Это не значит проспать и опоздать с внедрением новых технологий. Но инновационное развитие не должно вступать в противоречие с суверенитетом и приоритетами собственно стран и народов региона.  

Сейчас важный этап распознавания формирующихся тенденций, требующий понимания соотношения плюсов и минусов, всплывающих в процессе глобального реформирования и цифровизации.  

Изменения затрагивают всю систему международных отношений, включая  региональное разделение мира. Этот процесс еще в начале своего развития, по завершении которого глобальная картина может стать менее узнаваемой.   

В частности, если сегодня Каспийский регион измеряется составом пяти прибрежных стран, что закрепляет в своих положениях и Конвенция, то в будущем каспийский формат вероятно будет сложно ассоциировать в отрыве от сопредельных стран Центральной и малой Азии, Южного Кавказа. Например, Казахстан и Туркменистан вовлекают в процесс каспийской интеграции Узбекистан и другие страны Центральной Азии, даже Афганистан. Азербайджан интегрирует Турцию и Грузию. Иран смыкается с Ближним Востоком, а Россия подтягивает всю Евразию. Здесь важно учитывать и повышенный интерес крупных внерегиональных игроков, в частности, США, Китая, стран ЕС, Индии.  В этой ситуации важно понимание, насколько стратегия и конкуренция ведущих внешних игроков может осложнить ситуацию в прикаспийских странах, или напротив, может открыть собственные стимулы для объединения и кооперации на внутрирегиональном уровне?  

Ресурсы — природные, углеводородные, интеллектуальные -  были, есть и будут главным критерием мировой конкуренции. Никакая пандемия не отменяет этот порядок, меняя лишь правила игры. Временное падение энергетических рынков и демонстрируемый  повышенный спрос на альтернативную энергетику вовсе не означает окончательный закат углеводородной эры. Наверное,  это одна из основных причин, почему богатый ресурсами Каспийский регион продолжает волновать внерегиональных партнеров. И не только ресурсами в сфере ТЭК и логистическими маршрутами, но и водными, биоресурсами, полезными ископаемыми, географией, демографией, интеллектуальным ресурсом  и прочим. Цифровизация же создает механизмы контроля, в том числе над распределением ресурсов и потоков. 

Азербайджан - идеальный партнер для нуждающейся в газе Европы - авторитетное издание Natural Gas World

Азербайджан — идеальный партнер для нуждающейся в газе Европы — авторитетное издание Natural Gas World

Постсоветские страны  вступили в завершающий этап переформатирования, этот процесс вовлекает в конкуренцию уже не две державы, а большее число интересантов. Собственно каспийский формат объединяет четыре самых богатых ресурсами и стратегической географией постсоветских государства, а также не менее состоятельный, но проблемный Иран, что значительно повышает ставки этого региона. Значимость Каспия не снижается, а повышается. Но у этого региона есть важное преимущество, в том числе закрепленное конвенцией — юридически Каспий закрыт от военного присутствия третьих стран, так как не стоит исключать, что передел мира и экономическая конкуренция на каком-то этапе могут генерировать и хаос, и военные угрозы. Например, недавнее  нападение ВС Армении на границу Азербайджана в зоне прохождения стратегических коммуникаций  могло спровоцировать войну в регионе,  затрагивая и каспийскую географию.  

До сих пор, даже не взирая на высокую степень политической и экономической конкуренции и множество схем взаимодействия стран пятерки с внерегиональными странами, Каспийский регион пребывал в относительно стабильном режиме. Закрепленные в Конвенции параметры безопасности позволяли сдерживать развитие жестких сценариев в странах Каспийской пятерки, невзирая на наличие внешних угроз, в том числе политической, военной, террористической направленности. И если этот регион и в будущем сохранит стабильность, сумев отразить транслируемые извне военные сценарии, исторический характер, подписанной в августе 2018 года Конвенции о правовом статусе Каспийского моря получит значимое подтверждение. Однако те же инциденты с транспортировкой грузов военного назначения через территорию Каспия показали возможные риски каспийской стабильности. В этой ситуации снижает риски обострения отношений высокий уровень доверия, сложившийся как между главами, так и народами прикаспийских государств, поэтому создавшиеся угрозы удается нейтрализовывать.  

Российско-азербайджанский фрагмент каспийского сотрудничества составляет ключевое звено каспийской интеграции. Обе страны на уровне своих лидеров продемонстрировали устойчивость политического диалога, потенциал лидерства и способность к выдвижению совместных инициатив, в том числе на Каспии. Недавно, принимая новоназначенного посла ИРИ, Президент Азербайджана Ильхам Алиев дал важную характеристику сотрудничеству на Каспии: «То, что наконец нашел решение вопрос правового статуса Каспийского моря, демонстрирует намерение всех прикаспийских стран, нашу политику и дружбу между этими странами». 

Возможно, Каспийский процесс может быть более эффективным, если будет структурирован. В условиях расползания (расширения) Каспийского формата странам пятерки важно закрепить свои определяющие позиции в этом регионе. Возможно, в перспективе эти страны могут выступить с инициативой создания совместной организации -  условно, Каспийской организации сотрудничества. Центром этой организации, принимающим коллегиальные решения, будет зафиксирована пятерка прибрежных государств. После чего подключение сопредельных стран может существенно расширить возможности каспийской интеграции, не меняя баланс сил в регионе. Каспий — это развязка региональных хабов, включая Азербайджан в регионе Южного Кавказа, Казахстан и Туркменистан — в Центральной Азии,  Россия — в Евразии. Это система крупных экономических центров, связанных каспийской экономической программой.  

Каспийская конвенция с учетом внесения обновленных положений может быть преобразована в Каспийскую конституцию. Каспийский регион может стать сильным центром Евразии, объединяющим огромные экономические, демографические, природные ресурсы, не испытывая критических стрессов от цифровизации.  

Гюльнара Мамедзаде,

Заместитель Генерального директора агентства Trend

Yeni dəyərlər yaratmaq üçün #dəyişirik Самые дешевые авиабилеты!

Источник: day.az
00:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Читайте также