Цифровой манат: реальность или утопия? - АНАЛИТИКА

Цифровой манат: реальность или утопия? - АНАЛИТИКА

В период глобального кризиса человечество пытается нащупать устойчивые точки, опираясь на которые можно будет вылезти из трясины экономических неурядиц и дисбалансов. В последнее время в образе спасательного круга все чаще фигурируют криптовалюты, к покупке которых приступили крупные инвесторы и хеджинговые фонды, передает Caliber.Az.

Однако, несмотря на динамичное развитие данного рынка, курсы криптовалют чрезмерно нестабильны, о чем говорят резкие скачки и спады в январе и марте 2021 года.

Отсутствие регулятивной базы, а также использование криптовалют в криминальных целях вызывает все большее недовольство Центробанков мира.

Законной альтернативой этому может стать эмиссия регулируемых монетарными правилами национальных цифровых валют, и этот тренд может стать интересным и для Азербайджана.

Минуло около двенадцати лет с создания первой успешной криптовалюты — Bitcoin. С тех пор, базирующийся на принципах системы блокчейн, рынок виртуальных денег неимоверно разросся, дополнившись десятком новых наименований, а совокупная капитализация этого рынка к началу 2021 года оценивалась на уровне $1,1 трлн.

Но наряду с определенными преимуществами, рынок виртуальной валюты весьма волатилен, что неоднократно приводило к резкому подъему курса и такому же быстрому его обвалу, снижавшему стоимость некоторых криптовалют в десятки раз.

В качестве примера можно привести наблюдаемые с весны прошлого года усилившиеся в декабре и продолжившиеся в январе 2021 года процессы, приведшие к резким колебаниям наиболее распространенной в мире виртуальной валюты — Bitcoin, на долю которого, вместе со второй крупнейшей криптовалютой — Ethereum, приходится около 85% глобального рынка.

За неполных три месяца текущего года Bitcoin подорожал в 2,4 раза, за последний год — почти в девять раз. Рекордного уровня ($61 556) эта криптовалюта достигла 13 марта, вновь снизившись на 10,2% в конце нынешнего марта.

Такие курсовые качели совершенно нетипичны для мировых резервных валют — доллара США, евро, фунта, иены и, собственно, поэтому гиперволатильность криптовалют по-прежнему отталкивает большинство институциональных инвесторов.

Однако с началом пандемии некоторые хедж-фонды и частные инвесторы вместе с золотом стали активно использовать Bitcoin и другие виртуальные валюты в качестве потенциального инструмента страховки на случай падения курса доллара и евро.

Подобные опасения связаны с масштабными валютными вливаниями Федеральной резервной системы США, Центробанков Евросоюза и иных стран мира. На днях глава Tesla Inc. Илон Маск заявил о готовности принимать Bitcoin в качестве платы для покупки электромобилей, подобные намерения высказывают и в ряде других компаний.

Тем не менее, немалые потери розничных инвесторов и трейдеров, решивших «поиграть» на динамичном росте курса Bitcoin, а также использование криптовалют для отмывания денег и иной криминальной деятельности, вынуждает финансовых регуляторов ведущих стран мира ставить вопрос об ужесточении контроля над данной сферой.

Так, недавние уголовные расследования в Германии выявили использование криптовалют для торговли наркотиками, фальшивыми деньгами, украденными или поддельными кредитными картами, анонимными SIM-картами, вредоносными программами на сумму в 140 млн евро на незаконной торговой площадке DarkMarket.

В этой связи Европейский центральный банк (ЕЦБ) и Британский регулятор финансового рынка (FCA) призвали к необходимости ужесточения контроля над рынком криптовалют, возможно, принятия мер на уровне G7 или G20.

В свою очередь, власти Индии готовят законопроект о полном запрете криптовалюты в стране и ее использовании в качестве механизма для транзакций. Принятие схожих решений рассматривается и в других развивающихся странах, в том числе и на постсоветском пространстве.

В частности, по мнению главы правления крупнейшего российского банка ВТБ Андрея Костина, любые криптовалюты, независимо от их курса и доверия пользователей, в перспективе обречены на провал, а майнеров (производителей) криптовалют можно приравнять к «фальшивомонетчикам».

По его мнению, правительства и финансовые регуляторы не позволят ни одному подобному активу существовать без надзора, особенно, если он используется для совершения платежных операций.

В Центробанке Азербайджана также весьма осторожно относятся к перспективам распространения в стране криптовалют, не рекомендуя гражданам инвестировать в эти весьма рискованные и ненадежные финансовые инструменты. Подобный скепсис вполне оправдан.

Будучи негосударственным финансовым инструментом, криптовалюты не обладают эмиссионным центром, у них нет юридического статуса, эквивалентного классическим валютам, они также не обеспечены какими-либо реальными активами.

Кроме того, оборот криптовалют, с учетом таких их свойств, как анонимность, виртуальность и удобство трансграничного обращения — идеальная среда для криминальных капиталов и финансирования терроризма, а процесс майнинга слабо контролируем фискальными органами.

Тем не менее нельзя утверждать, что новые тренды полностью обошли стороной Азербайджан. Ряд физических лиц участвовали в майнинге виртуальных денег, а в 2017 году в Сумгайытском химико-промышленном парке даже была создана крупная майнинговая структура ООО Sumgait Technologies Data Center (STDC).

Создание аналогичной майнинговой фермы в свое время планировалось и в Парке высоких технологий (YTP) в Пираллахи. Но в последние годы о развитии подобных проектов в стране практически не слышно.

Однако, несмотря на многочисленные и достаточно высокие риски, связанные с распространением криптовалют, процесс виртуализации денежного обращения и появления новых финансовых активов, альтернативных классическим валютным инструментам, неизбежен.

Центробанки многих стран мира рассматривают возможность запуска собственных цифровых валют. В отличие от криптовалют, так называемые стейблкоины планируют использовать как дополнительную валюту, их эмиссия будет подчинена общим правилам монетарной политики, а стоимость привязана к национальным валютам и драгметаллам.

Такие цифровые деньги станут вполне законным средством платежа, будут конвертироваться, обращаться и приниматься в качестве средства обмена в стране-эмитенте. Кроме того, контроль над их оборотом будет абсолютно прозрачен для фискальных и правоохранительных органов.

Ближе всего к созданию цифровых валют приблизились Центробанки Китая и Евросоюза. В частности, в январе 2021 года Государственный китайский банк Agricultural Bank of China (ABC) приступил в Шэньчжэне к тестированию работы с цифровым юанем в банкоматах.

А несколько дней назад в ходе Саммита ЕС было принято решение ускорить работу по запуску цифрового евро. Подобные намерения высказывают также финансовые регуляторы Японии, Нидерландов, России, Казахстана, Эквадора и т.д.

К этим новым тенденциям очень внимательно присматриваются и в Азербайджане, где в апреле 2018 года по инициативе ЦБА принято решение создать Центр изучения и развития рынка цифровых валют и технологии блокчейн, а также была сформирована рабочая группа из экспертов в области финансов и телекоммуникаций, которой предстоит изучить опыт других стран по регулированию рынка виртуальных валют и имплементировать эту практику для разработки соответствующей законодательной базы.

Хазар Ахундов

Media.az




15:55
27
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.