Новости Кавказа

Тамара Синявская: «Меня так называют с лёгкой руки Гейдара Алиева»
  • 14:36
  • admin
Тамара Синявская: «Меня так называют с лёгкой руки Гейдара Алиева»

Я вышла замуж за Муслима Магомаева по огромной любви»

Пластинки Муслима Магомаева выходили миллионными тиражами, на концерты собирались многотысячные стадионы. Хиты в исполнении прекрасного баритона «Свадьба», «Лучший город Земли», «Чёртово колесо», «Солнцем опьянённый», «Ноктюрн», «Королева красоты» запоминались с лёту и навсегда.

За свою жизнь народный артист СССР исполнил более 600 эстрадных шлягеров, оперных арий, романсов. Гастроли во Франции, Германии, Финляндии, Польше, победы в десятках международных певческих конкурсов... После выступления в знаменитом театре «Олимпия» в Париже Магомаеву предложили остаться за границей. Но певец отказался: эмиграция была не для него. «Азербайджан - мой Отец. Россия - моя Мать», - говорил он. А вот Любовью и Мелодией всей его жизни стала знаменитая оперная красавица-певица Тамара Синявская, передает издание «Аргументы и факты».

Они познакомились в 1972 г. на Декаде русского искусства в филармонии на родине певца в Баку. Примадонна Большого театра была приглашена в качестве почётной гостьи. Их подвёл друг к другу Роберт Рождественский. «Муслим», - смущённо опустив глаза, сказал всемирно знаменитый певец. «И вы ещё представляетесь? Вас ведь знает весь Союз», - улыбнулась Синявская.

Тамара тогда была замужем, но чувства к Муслиму оказались настолько сильными, что певица развелась. Тогда же возникла и знаменитая песня «Мелодия», едва записав которую Магомаев дал прослушать её по телефону Тамаре. Когда Синявская вернулась в Москву после заграничной стажировки, они уже больше не расставались.

«Я вышла замуж за Муслима Магомаева по огромной любви, бесконечно восхищаясь человеком, которого так щедро одарил Господь Бог, - призналась “АиФ” Тамара Синявская. - Чем больше проходит времени, тем больше я это чувствую. Муслим был настоящим джентльменом. С самого нашего знакомства и до последних дней ухаживал просто по-царски, дарил охапки цветов.

Хотя поначалу мы с ним долгое время были на “вы”. Муслим был человеком с огромным чувством собственного достоинства, не терпел панибратства. К нему никто не мог подойти и запросто похлопать по плечу. Он одаривал наглеца таким взглядом, что у человека всё холодело внутри... Он был очень добрым, но любил держать дистанцию».

Это правда - Магомаев не умел лебезить, пресмыкаться, дружить с «нужными» людьми, никогда не был членом КПСС. Несмотря на то что в числе его верных поклонников были министр культуры Екатерина Фурцева и сам Брежнев, обожавший песню «Белла, чао!», свою первую квартиру Магомаев получил только в 41 год. До этого они с супругой снимали номер в гостинице «Россия».

Конечно, в семье таких двух ярких индивидуальностей не могло обойтись без споров и конфликтов. Во время одной из ссор Синявская ушла в другую комнату. А Магомаев вылез в окно, прошёлся по карнизу на высоте и заглянул к супруге в окошко: «Ку-ку!» Тамара Ильинична чуть не упала в обморок. Конфликт мгновенно был забыт.

- Находила ли коса на камень? - говорит Тамара Синявская. - Было бы странно, если бы не находила! Но у нас творческие были дебаты, а вовсе не на тему быта! Например, говорим о знакомом певце. «Ты представляешь, он вот эту ноту не смог прикрыть!» - «Да ты ничего не понимаешь, её, наоборот, надо было закрыть!» И на этой почве могли говорить на тон выше обычного. Творчество - это была наша жизнь. Муслим был весь пропитан музыкой. Я тоже. Ну а его отъезды в Баку... Конечно, у него же характер! Не забывайте, восточный человек! Огромная вспыльчивость, но и отходчивость тоже быстрая».

Домашние застолья в их доме тоже были восточные - принимать гостей Магомаев любил и умел.

Кстати, готовил король музыки сам. Фирменными блюдами были котлеты и шашлык. Даже салат делал по-фирменному: помидоры (особенно любил сорт «бычье сердце») не резал, а разламывал.

Когда Муслим Магометович бывал на родине, друзья знали: Магомаев всегда зовёт на осетрину - только она считалась настоящей рыбой в Баку.

А ещё его интересовали кухни всего мира. Итальянский певец Робертино Лоретти рассказывал в интервью, что однажды Муслим попросил его научить готовить настоящий «Болоньезе» по рецепту знаменитого повара. И Лоретти раскрыл Муслиму девять деталей, которые делают «Болоньезе» тем самым, настоящим.

По признанию Тамары Синявской, с годами она научилась быть гораздо мудрее в отношениях: «Надо быть просто дурой, чтобы считать себя главной в семье! Да и как можно было считать себя пупом земли рядом с таким Артистом и Личностью, как Муслим?! Женщина всегда должна окутывать теплом мужчину. А некоторые дамы ленивые. “Возьми трубку сам. Сам налей себе чаю”. Нет, такого никогда не было с моей стороны! К нам в дом часто приходили друзья, семейные пары. Несколько раз Муслим услышал, как жена непочтительно, с раздражением что-то ответила своему мужу. Потом он мне сказал: “Если бы я только раз услышал такое, меня бы здесь назавтра не было”. Всё, мне была дана установка! Нажимать на него точно было нельзя! Хотя он меня на грубость никогда и не провоцировал, вёл себя очень благородно.

Я всегда знала, кто мне послан! На мой взгляд, он при всей его славе всё же остался недооценённым. Не только певец, но и человек был уникальный. Деликатнейший, никогда и никого не порочил. По-моему, один из немногих, кто в своей книге никому чёрной кляксы на имя не поставил».

Тамара Синявская. Тамара Синявская: ругаться на весь мир - очень низкий уровень!

«Ушёл незаметно, без громких заявлений», - написал баритон в своей книге. Сцену Муслим Магомаев действительно покинул на пике славы. Считал, что надо уметь уходить вовремя.

«Муслим был отмечен Господом Богом, - уверена Тамара Синявская. - До самого последнего дня пребывания на этой земле он вызывал к себе интерес. Не делая для этого ни-че-го. Просто раз и навсегда захватив в плен своим талантом».

Из жизни он ушёл рано - в 65. После продолжительной болезни сердца умер на руках супруги. Все свои песни он проживал, исполнял их, не жалея сердца... Вот оно и не выдержало.

«Он снится мне каждую ночь, - в глазах Тамары Ильиничны блестят слёзы. - Встаю утром, и кажется, что сейчас попросит кофейку налить. Я в Азербайджане по-прежнему для всех “гялин” - меня так называют с лёгкой руки Гейдара Алиева, который сказал на нашей с Муслимом свадьбе: “Ты, Тамара, наша гялин, невестка всего Азербайджана”. Потому что Магомаев - сын всего Азербайджана... Здесь, в Москве, стоит памятник Муслиму - дань любви москвичей к нему. А в Баку он покоится на Аллее почётного захоронения. Я туда приезжаю при любой возможности. Физически, конечно, это трудновато. Я, как видите, уже не девушка. Но как я к нему не полечу?»


Источник: vesti.az


Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Похожие новости