Мартовские события 1918 года (ч.1)

Мартовские события 1918 года (ч.1)

Убийство людей по национальному признаку нельзя оправдать ничем, но еще более страшно, когда в ходе этнических чисток люди гибнут только потому, что они этинически близки к тем, которых убийцы считают виновниками своих бед.

События в 1918 года на территории всего Азербайджана историки называют этническими чистками, говоря о том, что тогдашние погромы были составной частью масштабных планов националистов, стремящихся к максимальному уменьшению численности мусульманского населения во всех азербайджанских регионах. Однако остается не до конца понятным, почему армянские погромы 1915 года в Османской Турции стали основанием для этнических чисток азербайджанцев в 1918 году.
Азербайджанцы, проживавшие в Российской империи (как и другие тюркские народы - узбеки, казахи, туркмены, гагаузы, карачаевцы) имели весьма опосредованное отношение к туркам, проживавшим в Османской империи.
В борьбе за трон "нефтяного королевства" Баку руководитель бакинских большевиков Степан Шаумян (Лалаянц) нашел поддержку радикально настроенных дашнаков и дислоцированных в Баку армянских боевых подразделений, которые были эвакуированы с фронта, где воевали на стороне Антанты за города и села Турции, мечтавших взять реванш.

Привлечение к борьбе за власть национально-демократической партией "Мусават", превратило сражения в погромы мирных азербайджанцев, ничего не имевших против армян, мирно проживавших с ними долгие годы на одной земле. В марте 1918 года азербайджанцев уничтожали только потому, что они этнически принадлежали к семье тюркских народов, хотя имели собственную историю, отличную от истории тюрков-османов.

Именно тогда была заложена идеология враждебной политики армян в отношении азербайджанцев, в основу которой положена резня армян в Османской империи.
Сегодня Армения добивается признания событий в 1915 года геноцидом.
Так, в свободолюбивой Франции, где карикатуры на Христа и пророка Мухаммеда считаются святым правом личности, или правом на свободу слова, в конце 2011 года пытались принять закон, предусматривающий за отрицание геноцида армян наказание в виде штрафа в размере 45 тысяч евро и лишение свободы на год.

Не совсем понятно, как осуждением зла, совершенного в 1915 году на территории Османской Турции, можно объяснить претензии на современные азербайджанские территории, ведь событиями столетней давности в Армении объясняют акции новейшей истории – и ходжалинскую трагедию, и оккупацию Карабаха.

Тем не менее это происходит, и инспирируется, вероятно, теми, кто думает о собственном политическом и экономическом капитале, забывая об интересах собственного народа и его ближайших соседей. Для большей части этих людей Армения историческая родина, но в армянской диаспоре не сильно обеспокоены тем фактом, что такого рода политика приводит к враждебным отношениям с двумя (Турция, Азербайджан) из четырех соседей Армении.

Так или иначе сегодня Армения оказалась в экономическом тупике, а народ вынужден покидать страну. На днях первый президент Армении Левон Тер-Петросян назвал продолжение поиска врагов антиармянской политикой, призвав отказаться от идеи создания "Великой Армении".
Действительно, политика взаимовыгодного сотрудничества с соседями рано или поздно сделает Закавказье процветающей землей.

Как акт осуждения политики вражды, как пример того, к чему может привести чувство мести, а также для раскрытия объективных фактов "Вестника Кавказа" публикует материалы о мартовских событиях 1918 года, подготовленные Чрезвычайной следственной комиссией для расследования фактов насилия, погромов и мародерства в Закавказье с начала Первой мировой войны.

"Вестник Кавказа" представляет исторические документы без изменений, но убедительно просит читателя не воспринимать часто используемое слово "армяне" в обобщающем значении. Речь здесь идет только о людях армянской национальности, ставших участниками тех событий, причем большинство представителей этой национальности сами были заложниками той ситуации.

Доклад председателю Чрезвычайной Следственной Комиссии, члена той же Комиссии А.Е.Клуге по делу о насилиях, произведенных над мусульманским населением Баку

В январе 1918 года в Баку прибыл штаб формируемого мусульманского корпуса во главе с генералом Талышинским. Под тем предлогом, что среди русских офицеров прибывшего штаба находятся лица, служившие, якобы, раньше в жандармерии, весь штаб мусульманского корпуса был арестован большевиками, большая часть которых состояла из армянских солдат. Армянская партия Дашнакцутюн, признав Советскую власть, соединилась с партией большевиков и, как показали последующие события, - для борьбы с мусульманами. Арестом мусульманского штаба армяне пытались вызвать вооруженное восстание мусульман против большевиков, следовательно, и против армян. После того, как не последовало выступление мусульман, армянские солдаты стали учинять насилие над мусульманами, причем грабили и убивали беззащитных стариков, женщин и детей. Дошло до того, что мусульмане даже не могли появляться на Бакинском вокзале; желающие выехать по железной дороге принуждены были ехать из города на фаэтоне на одну из ближайших железнодорожных станций, чтобы не быть убитыми и ограбленными на Бакинском вокзале армянскими солдатами.

Мусульмане отлично понимали, что армяне их вызывают на вооруженное выступление, но, не желая братоубийственной войны и ее последствий, старались все снести. По словам видных Бакинских общественных деятелей – христиан, посещавших митинги и собрания мусульман в мечетях, все мусульманские ораторы призывали мусульманский народ сохранять спокойствие и терпеливо переносить притеснения и насилия. Ораторы объясняли народу, что армяне стараются вынудить мусульман на открытое выступление, чтобы затем, в свою очередь, напасть на них. По поведению мусульман видно было, что они с ужасом думали о могущем быть столкновении с армянами и всячески старались предотвратить подобное положение. Представители мусульман неоднократно пытались заключить с армянами союз с тем, чтобы совместно действовать против большевиков, но армяне всякий раз давали уклончивые ответы (т. I, л. 154).

В то же время бросалось в глаза, что почти все армяне переехали из мусульманской части города в армянскую часть; остались в мусульманской части только русские, грузины и другие христиане, которым армяне неоднократно советовали перейти из мусульманской части. Бывали случаи, когда армяне предупреждали мусульман о том, что в Баку, в марте могут быть беспорядки, почему советовали семьи вывезти наддачу ( т. I, л.1 об., т. II, л. 3 об.).

17-го марта 1918 года выезжал в Ленкорань небольшой отряд мусульманского дивизиона, сопровождавший в Баку прах своего товарища, Мамеда Тагиева, скончавшегося от неосторожного обращения с оружием. Незадолго до отхода парохода к пристани подошли вооруженные большевики, потребовали разоружения мусульманского дивизиона и, на отказ дивизиона сдать оружие, открыли стрельбу из ружей и пулеметов. На следующий день, в воскресенье, 18-го марта, в армянской нижней части города появились вооруженные армянские солдаты, которые на всех улицах стали рыть окопы и возводить насыпи из земли и камней. Видя это, мусульмане, в свою очередь, на некоторых улицах стали рыть окопы, но все же надеялись, что не произойдет столкновения, и все будет улажено переговорами. В тот же день в здании Мусульманского Благотворительного общества «Исмаилие» проходило заседание мусульман, и в это заседание явился бывший Бакинский градоначальник Гайк Тер-Микаэльянц, который от имени Армянского Национального Совета и от имени партии «Дашнакцутюн» заявил, что в случае выступления мусульман против большевиков, армяне примкнут к мусульманам и помогут им выгнать из Баку большевиков (т.I л. 44, т. II л. 3, 49 об.).

На другой день, в понедельник, 19-го марта, с раннего утра началось форменное наступление на мусульманскую часть города в это время, когда мусульмане еще спали, успокоенные ложными уверениями армян о дружелюбном к ним отношении; это наступление повели исключительно армянские солдаты. В то же время военные пароходы обстреливали снарядами мусульманскую часть города благодаря провокациям армян, которые убедили русских матросов в том, что мусульмане вырезывают русское население. Когда же, позднее, матросы убедились в том, что мусульмане не трогают русских, то прекратили стрельбу из орудий.

Наступление велось хорошо вооруженными, обученными армянскими солдатами, под прикрытием большого количества пулеметов на окраине города, сперва в местностях «Мамедли», «Похлы Даре», исключительно населенных мусульманами; в упомянутых местностях города армяне врывались в мусульманские дома, убивали обитателей этих домов, рубили их шашками и кинжалами и кололи штыками, бросали детей в огонь горевшего дома и трех-четырех дневных детей поднимали на штыки. Убивали почти всех грудных детей, оставленных бежавшими родителями, а самих родителей догоняли и убивали на улице. В этих частях города почти нет такого дома, в которых армяне не истребили бы всех мусульман, и очень немногим удалось спасти свою жизнь. Истребляя мусульман, армяне одновременно уничтожили и их имущество, а все более ценное уносили с собой. Позднее, только в одном месте, под землей нашли 57 трупов мусульманок без ушей, без носа, со вскрытыми животами, с вырезанными влагалищами. Свидетели говорят, что тех женщин, коих армяне почему либо не успели убить, связывали друг к другу их же косами и открытыми головами, без обуви, уводили в плен, причем по дороге били прикладами (т. I л.51, 61, 165, т. II, л. 3).

Трудно выяснить количество убитых в этих частях города мусульман, так как оказалось много домов, в которых армяне поголовно истребили всех, и теперь нет ни одного жильца, от которого можно было бы узнать имена убитых. В других мусульманских частях города армянские солдаты также стремительно повели наступление под прикрытием пулеметов, и, вытеснив мусульман из какого-нибудь квартала, заходили в дома и убивали мусульман, а за сим грабили. При этом армяне различали ни пола, ни возраста. Так, например, ворвавшись в дом Гаджи Амир Алиева, убили его, 80 летнего старика, одну жену – 60 лет и другую жену – 70 лет, зарезали троих малолетних детей и пригвоздили живую к стене невестку Алиева, женщину 25 лет (т.II л. 3). Наступающими армянскими солдатами руководили, главным образом, представители армянской интеллигенции. Один из таких отрядов забрался в дом на Николаевской улице и расстрелял 8 женщин и детей. Другой отряд, забравшись в дом Бала Ахмеда Мухтарова по Персидской улице, вывел на улицу девять видных представителей мусульманской интеллигенции и на Соборной площади расстрелял их. Когда в этом доме доктор Тагиев вынул документ и предъявил армянским солдатам, в подтверждение того, что он, Тагиев, признает власть большевиков, солдаты его все же расстреляли со словами, что они дашнакцаканы и никаких большевиков не признают.

В числе других лиц, задержанных в доме Бала Ахмеда Мухтарова и затем расстрелянных, был сам хозяин дома, полковник Табасаранский, ротмистр Султан бек Амирджанов, доктор Керим бек Султанов, Джавад бек Ашурбеков и др.; трупы Султанова и Ашурбекова были брошены в горевшее здание гостиницы «Дагестан» ( т.I л.45 об., т. II л.4).
Продолжение следует

Понравился пост? - тогда Жми Поделиться, порадуй своих друзей!



  • 15:43
  • 264
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...