Бунт в Нардаране. Время не ждет, пора действовать!

Gulam Canon



---Современный Азербайджан не приемлет ценностную систему средневекового анклава – иранского атавизма, доставшегося в наследство от персидско-шиитского социо-культурного засилья. А вот эта ценностная система доминирует в маленьком анклаве, который больше относит себя к Ирану, нежели к Азербайджану. Наша национально-духовная система – от алфавита до фольклора, от кулинарии до искусства чужда Нардарану.

Нардаран – это секвестр азербайджанской души. И каждый из нас проезжая мимо этого густонаселенного поселка, застывшего в эпохе Омейядов и Аббасидов, и битвы между внуком пророка и Убайдуллахом, осознает порочный контраст между невинно застывшей историей и веком научно-технологической революции. Изумрудный Баку от мрачного Нардарана, покрытого в вечный траур кровавой Ашуры разделяют какие-то 25 километров. Но каждый из нас понимает, что нас разделяют столетия.

Как жить бок о бок со старообрядцами, как выработать цивилизованную систему отношения с людьми, отвергающими ренессанс, энциклопедистов, Вольтера, буржуазную революцию, капитализм… и целые пласты мировой истории? В эпоху средневековья старообрядцев толпами выселяли в глубинку, в леса, в степь, отчуждая тех, кто противостоит цивилизационному развитию.

Позже, тот же Мустафа Кемаль выбивал из них дурь каленым железом, обязывая либо подчиниться нравам просвещенной диктатуры – снять фески, сбрить бороды и читать молитву по-турецки, либо толпами отправлял в тюрьмы. Результат налицо – Мустафа Кемаль поднял свою страну с колен.

Но в Турции когда-то их было большинство, с этой дикой стихией бороться было немыслимо тяжело, но как показывает история вполне возможно и довольно успешно. С большинством всегда бороться сложнее, о чем так красноречиво и трагично говорит иной пример – бесславного правления Пехлеви. Ни отцу, ни сыну так и не удалось выдавить из своей страны учение средневековых еретиков, поющих псалмы (то есть наши «мерсия») и отправляющих своих детей на бессмысленную смерть во имя павших мучеников.

Смерть во имя истории! Вот что проповедует сегодняшний Нардаран!

Благодаря царской России, а затем большевикам, силой насадивших науку и просвещение, а вместе с ней и новую культуру в северной части Азербайджана, нашему правительству, в отличие от победившего Ататюрка и проигравшего Пехлеви, противостоит маленькая кучка дремучих псалмопевцев со слезами убеждающих нас, что скоро придет мессия в облике льва и победит зло на земле. Конечно же, глупо ожидать, что вот эта дикая стихия может расшатать светские устои, на которых прочно стоит другой Азербайджан. Однако есть большое «НО», которое все сильнее убеждает меня в обратном.

«Мардановщина», полностью уничтожившая начальную и среднюю школу во всем Азербайджане, приведшая в упадок науку и просвещение в стране, оставило беззащитным новые поколения перед этим социальным опиумом. В стране количество необразованных людей растет в геометрической прогрессии, что ослабляет в целом иммунитет нации перед угрозой клерикального реваншизма. Вот в чем опасность Нардарана, как рассадника невежества и мракобесия. И на сегодняшний день, ничто не в силах остановить надвигающуюся опасность победы псалмопевцев, заждавшихся снисхождения двенадцатого имама!!!

Почему выиграл Ататюрк и проиграл Пехлеви? Да потому, что за одно десятилетие Мустафе Кемалю удалось насадить в своей стране модель просвещенного авторитаризма, который дал толчок становлению европейского образования, прогрессивной медицины и передовой науки! А вот Пехлеви это не удалось. Поэтому появился Хомейни, который и обратился к своим сторонникам: «Пусть те, кто провозглашает «Аллаху Акбар!» поднимутся на крыши». И вдруг, светский падишах был неприятно удивлен – больше половины страны поднялась на крыши своих домов!

Опасность нардаранского синдрома заключается в том, что все больше и больше необразованного населения – особенно в приграничных с шиитским Ватиканом — Ираном районах, примыкают к рядам фанатичных сектантов, воспевая мифологию о сражении злого халифа Язида ибн Муавийа с внуком пророка.

И вот тут появляется адепт пресловутой шиитской-ватиканской службы, вышедшей из разведывательно-диверсионной кузницы печально знаменитого Гума и начинает показывать в сторону правительства – дескать «они и есть Язиды, пролившие кровь имама Гусейна». Обратите внимание на риторику двух выпускников гумской школы – Гаджи Мовсума Самедова и Гаджи Талеха Багирзаде. И тот, и другой строят свои антиправительственные речи, подогревающие протестные умонастроения на мученической средневековой истории о битве злого халифа Язида с имамом Гусейном, отождествляя образ нынешнего азербайджанского правительства с главным враждебным образом в шиитской идеологии. Последний призыв Гаджи Мовсума, как и последнее выступление Гаджи Талеха во время последней Ашуры были идентичны по своей концепции. Более того – и тот, и другой ориентировались именно на Нардаран, как главную социальную площадку в политической борьбе.

Спрашивается, почему Нардаран, а не скажем Ленкорань? Или Нахчыван, где также сильны позиции шиитского толка ислама? Да потому, что судьба политической власти решается не в Ленкорани и даже не в Нахчыване, а в Баку. И все мы оказались лицом к лицу с надвигающейся опасностью – почти в Баку в 25 км от центра сформировалась прочная социальная база для религиозного фундаментализма, готового переродиться в политическое движение. И за 15 лет это уже третья попытка изменения статус-кво.

Если в 2002 году, нардаранский бунт – бессмысленный и столь же беспощадный был представлен в ипостаси социального недовольства и протеста, хотя все прекрасно понимали, кто стоит за организованным шиитским мятежом, то спустя четырнадцать лет в том же анклаве раздаются политические лозунги. Во время своего последнего выступления, Гаджи Тале фактически призвал к вооруженной борьбе с властью. Вот, почитайте, его призыв: «Если тот, кто стоит во главе правительства не уберет главу исполнительной власти Гянджи, который напоминает халифа Язида, значит он и сам халиф Язид. А мы – гусейнисты, сторонники имама Гусейна обязаны обнажить и поднять свои мечи на такого халифа». И далее в этом же духе. Вот кучка нардаранцев и обнажила свою… арматуру!



А теперь, представьте себе, что во Франции создается некая клерикальная партия, лидер которой призывает своих сторонников к вооруженной борьбе с президентом Олландом. Что предпримет французская власть и французское правосудие? Безусловно, арестует эту выскочку. А теперь представьте, что во время ареста, соратники вот этой выскочки открывают огонь по французским полицейским? Что предпринимает власть и МВД? Безусловно, открывают ответный огонь. Просто в отличие от французской, не говоря об американской полиции, которая перестреляла бы всех, кто стоял рядом с этим Гаджи Тале, азербайджанская полиция действовала недопустимо гуманно и либерально.

И поверьте, что столь же беспощадно действовали бы и иранские власти, и даже стражи порядка в Саудовской Аравии. Перманентно, псалмопевцы допускают организованные выступления и прибегают к силе оружия и в этих странах. Вон, хуситы перевернули некогда стабильный Йемен! Расправляются с бунтарями беспощадно и безжалостно. Как в демократической Америке, так и в теократическом Иране. Тем более, что политические и социальные лозунги плавно переходят в призывы к террору и публичной расправе с инакомыслием.

Однако с глубоким прискорбием приходится констатировать: перманентные выступления клерикалов происходят именно в шиитском анклаве Нардаране. В поселке, где до сих пор все еще до конца не установлена светская власть. Где стены расписаны персидско-шиитскими лозунгами. Где почему-то с чувством гордости пропагандируется образ иранского воина. Где развеваются какие-то зеленые флаги. Где почему-то женщины все еще ходят в парандже. Где гуляет затхлый аромат зеленой революции…



Власти заявляют, что шиитские экстремисты-псалмопевцы призывали к изменению конституционного строя в стране. А не задумывались ли власти над тем, что уж давно пора бы восстановить и в Нардаране конституционный строй Азербайджана? Боимся крови или сопротивления нескольких сотен мракобесов, увлеченных средневековыми мифологемами? Но неужели власть не осознает, что консервируя эту острую проблему из года в год, она создает предпосылки для новых и перманентных политических потрясений?

Смог ли Путин договориться с Хаттабом? Получился ли у Буша диалог с Усамой бин Ладеном? Не легче ли было Нетаньяху пойти на уступки Хамасу и навести мосты с сектором Газа? Не удобнее ли было Эрдогану помириться с Оджаланом и ПКК? И почему цивилизованный мир объявил войну Исламскому государству?

Ответ на этот вопрос не требует долгих рассуждений и концептуальных выкладок – договор с проповедниками зла и насилия хрупок, зыбок и бесперспективен. Еще никому не удавалось договариваться с фанатиками и проповедниками зла и насилия.

И вот в центре светского Азербайджана, на площади 200-300 отморозков, одурманенных иранским опиумом и вооруженных арматурами и камнями, под зелеными знаменами, бросают вызов азербайджанскому правительству. А государство взирает на это со стороны. Нардаранские лидеры, к примеру Гаджи Натик, цинично заявляют – власть не имела права так обращаться с собственным народом. А я спрашиваю – а имеют ли право нардаранцы так обращаться с остальной частью собственного народа, навязывая нам чуждую культуру, зеленые флаги и паранджу? Если вы взываете к американской демократии, то вспомните, как Обама поступил во время бунта в Фергюсоне! Если вы взываете к исламской демократии, то вспомните, как Хаменеи потопил в крови свободолюбивый Тебриз в 2009 году.


Нардаран – это уже не социо-культурный анклав с претензией на мультикультурализм. Нардаран – это воспаленный аппендикс, который безусловно подлежит удалению. И еще, все это время правительственные идеологи и спецслужбы устрашали нас возрастающей опасностью ислама салафитского толка. Хотя все эти аргументы и доводы разбивались словно волны об скалу – в нашей стране нет ни исторических предпосылок, ни конфессиональной почвы для распространения этой «социальной язвы», поскольку большинство населения страны исповедует шиизм. Если салафизм не прижился даже в суннитском и суффитском Северном Кавказе, то что же говорить об азербайджанской религиозной общине, больше подверженной влиянию клерикального Тегерана.

Объявив охоту на в большей мере выдуманных ведьм, которые так страшно далеки от народа – мнимых салафитов и ваххабитов, идеологический аппарат и спецслужбы упустили реальную опасность, которая разрослась до государственных масштабов и ушла глубоко в этот самый народ. Вдруг, совершенно неожиданно – не один Нардаран, а целые поселки на юге и в Гяндже стали принимать облик соседнего Ирана. Люди заговорили о обнаженных кинжалах и новой битве в Кербале. И упаси Господь, если заговорят не уста, а заговорит ружье в руках этих мракобесов. Пока что они вооружены арматурой… Время не ждет. Пора действовать!

Тип статьи:
Авторская
Источник:
http://haqqin.az/news/58005
  • 1365
  • Gulam Canon
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...